Беседа с Жирайром Сефиляном

Сегодня телеграм-канал "Armenian life" провел открытый голосовой чат, благодаря которому у меня появилась возможность, не выходя из дома, задать два вопроса Жирайру Сефиляну — в прошлом военному деятелю, а ныне представителю политического движения "Армянский национальный полюс". Эта возможность была для меня ценной, так как политическая сила, которую представляет Сефилян, является новым течением в армянской реальности, а потому, пользуясь случаем, я хочу выразить организаторам беседы благодарность за её проведение.

Небольшая предыстория — почему же возможность задать вопросы господину Сефиляну показалась мне интересной? Дело в том, что политическая сила, которую он представляет, выступает, подчеркнуто и однозначно, за союз Армении с США и Западом в целом, высказывая резкие антироссийские позиции. Кроме того, общая тональность самопрезентации этого политического движения довольно радикальна — из уст его представителей часто слышны призывы к "новому Сардарапату" (что в армянском политическом лексиконе означает напряжение всех сил для достижения результата), высказываются утверждения о том, что Армения является жертвой российско-турецкого сговора, и что единственной возможностью преодолеть эту реальность является обращение к коллективному Западу с надеждой получить от него поддержку. (С трудом удерживаю себя от того, чтобы прокомментировать эту позицию известным выражением "заграница нам поможет", но да не буду так уж щепетилен в записи в блоге.) Все эти позиции представляют для меня принципиальный интерес, так как они являются не просто сиюминутной политической конъюнктурой, но идеологическими позициями, а идеология, с моей точки зрения, всегда может стать основой для дальнейшего диалога вокруг обозначаемой платформы.


Итак, вкратце представлю мои вопросы: Господин Сефилян в своей краткой презентации упомянул тему армянской конституции, сказав, что каждое правительство Армении трансформировало конституцию в соответствии с собственными нуждами, совершенно не учитывая реальных потребностей Армении. В ответ на это утверждение, я задал вопрос — считает ли господин Сефилян обязательным формирование новой конституции таким образом, чтобы она отражала правопреемство армянской государственности от Первой Республики Армения, и нуждается ли сам вопрос о том, что такое армянская государственность, в тотальном переосмыслении, ради лучшего отражения в ней целей армянского народа и каждого отдельного человека в Армении? Жирайр Сефилян ответил, что, безусловно, он считает необходимым формирование новой конституции, которая включила бы в себя и утверждение о правопреемстве нынешней Армении от Первой Республики. Кроме того, по его мнению, Армении необходима национальная идеология, нечто, чего до сих пор не удалось сформировать на государственном уровне — а некоторые правители Армении и откровенно смеялись над самой идеей о необходимости подобной идеологии.


Далее разговор пошёл о регионе в целом, и господин Сефилян высказал следующие мысли: Россия слабеет и будет вынуждена оставить регион, Турция будет расчленена, в результате чего могут выиграть не только курды, но и армяне, и что от действий Армении сегодня зависит ее положение в будущем раскладе в регионе. Он добавил, что сейчас необходимо срочно сформировать в Армении новую государственную элиту, которая сможет отстаивать интересы Армении на международном уровне, так как сегодня она тотально отсутствует. Для формирования такой элиты необходима максимальная мобилизация общества, "новый Сардарапат", так как это единственная возможность привнести в жизнь Армении какие-либо ощутимые изменения.


Исходя из этих постулатов, я задал господину Сефиляну следующий вопрос: да, действительно, я согласен, что Россия и Турция демонстрируют некоторые тенденции к ослаблению, и я согласен также с тем, что на наших глазах происходит полная перекройка всего региона Ближнего Востока. Однако, наше общество почему-то рассматривает только позитивные сценарии и ожидает положительных результатов от изменений, которые происходят в нашем регионе. А что, если изменения эти будут не позитивными для Армении, а негативными? Что, если допустить, что Запад не заинтересован в усилении Армении, а ослабление Турции и России создаст вызовы, которые станут куда более опасными для нас, как народа, нежели существующее ныне положение? Готов ли "Армянский национальный полюс", как политическая сила, к негативному сценарию? Существуют ли наработки, которые помогли бы Армении преодолеть подобные вызовы, в случае именно таких, негативных тенденций?


Ответ Жирайра Сефиляна на этот вопрос мне показался особенно интересным. "Негативный сценарий развивается как раз сейчас, и это именно то, что необходимо преодолеть", сказал он. По мнению Жирайра Сефиляна, сейчас, при нынешней власти, мы находимся в ситуации, когда стоит вопрос о жизни либо смерти армянской государственности, а потому необходимо самым срочным образом внести в действительность наиболее радикальные коррективы.


Что ж, я задал свои вопросы и получил на них ответы. Сразу хочу сказать, что отношусь к Жирайру Сефиляну с большим уважением за его деятельность в период первой войны в Арцахе, но это совершенно не означает моего согласия с его утверждениями и позициями сейчас. На это есть целый ряд причин, как серьёзных, фундаментальных, так и менее значимых — и я хотел бы в этой записи обозначить некоторые из них.


Во-первых, я не считаю, что национальную элиту можно создать "наскоком". Политическая элита — это продукт системы образования, сама система образования складывается веками, но даже в этом случае ей нужны определенные факторы для формирования политически-активного социального слоя. В условиях отсутствия государственности на протяжении долгого времени, в условиях тотальной индоктринированности армян со стороны внешних систем образования, какой может быть государственная элита в новосозданном обществе? Разумеется, иностранной, либо сильно зависящей от иностранных смыслов. Реальная армянская элита сегодня — это те люди, которые сформировались в реально существующем армянском обществе и отражают ту систему образования, которая у нас была до сего для и имеется сегодня. Эта элита совершенно не "элитарна", она, зачастую, отвратительна в своем полете мысли уровня районного сельсовета, либо, в лучшем случае, в своей мелкой буржуазности, но это реальные люди, имеющие реальную связь с местом, в котором они проживают. Господин Сефилян ею недоволен, желая быстрого создания новой элиты. Но где ее взять?


Конечно, существует опция импорта элиты из-за рубежа — но эта опция, в нашем случае, приведет скорее к гражданскому противостоянию, чем к чему-либо ещё. При всем своем уважении к Ара Папяну, либо Армену Саркисяну и другим людям подобного типа, я, скорее, склонен считать их своего рода "Плехановыми в революции", которые складно рассуждают о будущем пролетариата (в данном случае, армянского народа), в жизни не держав в руках ничего тяжелее пера или шариковой ручки (т.е. имея возможность не быть связанными с Арменией). У этих людей всегда найдется домик в Канаде, Великобритании, где-либо ещё, где они смогут отрешиться от суетных проблем хаотичного Востока в уютной англо-саксонской пасторали. Есть и другой тип "иностранной" элиты — это люди с особняками на Рублевке, получившие доступ к огромным богатствам российской "кормушки", но тотально утерявшие связь с реалиями армянского народа и с армянской землей. Армения отвергает этот тип утилитарного взаимодействия с собой точно также, как она отвергает и романтизированный образ пламенного политика с элементами высокой поэтики в мимике и жестах. Сам Жирайр Сефилян не является представителем подобных политических классов: он, человек, прошедший улицы Бейрута и сопки Арцаха, представляет собой иную реальность. Это реальность, в которой застряла партия "Дашнакцутюн" в диаспоре, то есть реальность начала двадцатого века. Данный тип армянской "элитарности" сформировал механизмы самовоспроизводства армянского социума в диаспоре, сформировал новую идентичность преследуемых изгнанников, с которой он ни за что не готов расстаться. Расставание с этой идентичностью означало бы, прежде всего, массовую репатриацию — а затем, расставание с ореолом "борцов за Эргир", с ореолом "борцов за историческую справедливость", и потерю политической власти. Очень трудно преодолеть изначальные рамки собственного мышления, когда ты находишься в экстерриториальном вакууме, когда ты — лишь этно-культурный клуб, но не политическая единица, способная независимо влиять хотя бы на что-нибудь в мире. Да, "Дашнакцутюн" может позволить себе пользоваться теми механизмами, которые предоставляют иностранные государства — но всем очевидно, что делается это отнюдь не из заботы об армянском народе, а ради достижения определенных целей собственно этих иностранных государств. О какой же элите можно говорить в Армении сегодня? Лишь о той, которая сформируется спустя, как минимум, пятьдесят лет. Только люди, способные адаптировать собственное мышление к имеющейся геополитической реальности, люди, смотрящие на мир взглядом "из Армении", а не из-за рубежа, люди, которые живут на земле и управляют ею — лишь они и способны формировать армянскую повестку таким образом, чтобы она лучше всего соответствовала армянским, то есть, их собственным, реальным интересам. Могут ли такие люди появиться за тридцать лет регионального и внутреннего политического хаоса? Разумеется, нет. Сделано ли что-либо, чтобы эти люди появились хотя бы через полвека? Да, но крайне недостаточно.


Еще одной слабой позицией идеологии, представленной Жирайром Сефиляном, является ее очень низкая адаптивность. Избирая вектор на союз с Западом, противопоставляя его России, Турции, другим региональным игрокам, упускается очевидная вещь — ни для Запада, ни для России совершенно не стоит вопрос противопоставления себя Турции, напротив — они замечательно сотрудничают по целому ряду направлений. С какой стати Западу, либо России, отказываться от своего сотрудничества с Турцией ради армян? Конечно, в любых взаимоотношениях у всех есть свои требования к другой стороне, но это отнюдь не означает противопоставления одних интересов другим; а даже в случае такого развития, даже в случае войны, это происходит лишь до достижения определенных целей — а дальше осуществляется торговля, взаимное обогащение, "бизнес, как обычно". Более того, попытка использовать противоречия больших игроков для достижения сиюминутной выгоды может быть крайне контрпродуктивна, так как ты становишься заложником одной из сторон в ее политике. Именно это и произошло в случае с Арцахом — победив в первой войне, Армения была вынуждена существовать под российским политическим зонтиком, но была лишена всяческой возможности воспользоваться результатами своей победы. Арцах не стал формальной частью Армении, он не был заселен, его оборона не была обеспечена, и, в конечном итоге, он стал жертвой агрессии, разумеется, не без санкции на это официальной Москвы. Возникает вопрос — неужели мы настолько способны смотреть лишь на прошлые войны, чтобы не понимать сущность войн будущих? Ведь очевидно, что политическая реальность формируется, прежде всего, тем, что происходит на земле, а не тем, что существует в юридических документах столетней давности? Даже с точки зрения теологии, попытка жить в прошлом дискурсе, когда сформирован совершенно новый, приводит к катастрофе ("новое вино не наливают в старые мехи"). Необходимо сохранить ценности прошлого опыта, сохранить живой динамику его смыслов, но крайне необходимо расширять их, делать их адаптивными, ставить смысл своего опыта на службу армянскому народу, а не наоборот, делать армянский народ заложником его прошлого опыта. Вместо этого, мы "зависаем" в ложной парадигме "самоопределения посредством союзника", что раз за разом приводит нас к национальной катастрофе. Сказав всё это, я хочу подчеркнуть, что не являюсь приверженцем какой-либо из политических сил в Армении, а считаю, что история, как процесс живой и динамический, сама расставит всё по своим местам. Задачей нынешнего поколения считаю, чтобы каждый человек, каждый армянин мог определить для себя свои реальные ценности, определить свое дело, и заниматься им. И серьезное обсуждение сложившейся обстановки, а также, видение нашего будущего, должно занимать в данном процессе важное место.

©2021 GevorgVirats.org