К дискуссии о новых государственных символах Армении

В армянском медиа-пространстве активно обсуждается вопрос принятия новой армянской государственной символики: флага, гимна и герба. Похоже, в обществе уже существует консенсус, что символику, доставшуюся Армении в наследство от Первой республики, необходимо менять – и я разделяю это мнение. Вполне ожидаемо, что эти изменения будут приняты в ближайшее время: логика исторического развития такова, что страны, которые проходят через знаковые потрясения в своей жизни, зачастую переосмысливают себя и своё место в мире, что отражается на их государственной символике. Соответствующих примеров существует множество; мне не хотелось бы уходить в исторические экскурсы – считаю более важным сконцентрироваться на задачах, стоящих перед армянским обществом, и более того – перед всей армянской цивилизацией. Я не являюсь музыковедом, историком вексиллографии или геральдики (хоть эти сферы знания и представляют для меня значительный интерес), но, как теолог, считаю необходимым, помимо всего прочего, дать и богословскую оценку государственной символике Армении, ведь богословские смыслы – это и есть та глубинная сущность, которая ставит внутренние цели и задачи перед народами. Именно богословский смысл существования цивилизации мотивирует людей и направляет энергию народа в то или иное русло. Государственная символика является отражением и олицетворением этих богословских смыслов.


Говорить о нынешней государственной символике широко и подробно мне представляется нецелесообразным. На мой взгляд, достаточно сказать, что и флаг, и герб и гимн сегодняшней Армении – это извращение всего того, что составляет ценности армянского народа. Невозможно, чтобы народ, ценящий свободу превыше всего остального – а армяне именно таковы, культивировал на своём гербе сковывающие цепи. Невозможно, чтобы народ, чей флаг должен внушать людям – всем людям – надежду и вдохновение, в качестве флага использовал искаженную последовательность цветов и совершенно извращенный смысл в их описании. И, наконец, невозможно, чтобы народ, чей гимн должен утверждать жизнь и свободу, пел о том, что нет ничего лучше смерти за Родину. Эти извращения, сформировавшие отношение к армянской государственности как у самих армян, так и у окружающих народов, слишком долго довлели над нашим сознанием, ограничивая и сдерживая духовные и идеологические устремления армян всего мира.


Главный вопрос, на который я хочу попытаться ответить в этой записи – это то, какой же должна быть армянская государственная символика?


В этом контексте, уже существуют соответствующие предложения. Мне встречалось множество вариаций на тему возможного нового армянского флага, а телеканал ТВ9 сделал замечательные интервью с талантливой и яркой Асмик Баграмян, в которых музыковед предложила в качестве гимна Армении песню «Сардарапат». Тот же телеканал, ТВ9, подготовил интервью и с глубоким и мудрым художником, Кареном Агамяном, предложившим изменения к гербу Армении, которые, с одной стороны, соответствовали бы конституции страны, а с другой – кардинальным образом изменили бы восприятие герба Армении в нашем обществе. Исходя из существующих предложений и рекомендаций, мне бы хотелось высказать и свою точку зрения по каждому из пунктов, по возможности, обосновав её тем, что мне известно, либо понятно в отношении наших государственных знаков и символов.


Итак, попробую рассмотреть каждый из государственных символов по-отдельности.


1. Флаг


Главным вопросом в дискуссии относительно армянского флага, с которым я сталкивался, является следующий: должен ли на новом армянском флаге быть изображен крест?


Апологеты размещения креста на флаге говорят примерно следующее: Армения является первым христианским государством в мире, а потому логично и правильно, чтобы на армянском флаге обязательно присутствовал крест в качестве главного символа. В дискуссиях также часто приводятся примеры из других стран и народов – множество государств с христианским прошлым или настоящим имеют на флагах изображение креста, от Великобритании и Мальты, до Грузии и Тонга.


Моя позиция от этого мнения отличается. На мой взгляд, изображение креста на флаге Армении излишне, и вот по каким причинам:


Несмотря на то, что Армения действительно первая христианская страна, богословские основы самосознания Армении восходят не к принятию христианства, а к эпической битве Айка к Бэлом. Это важнейшая веха в формировании Армении, как концепта – и флаг, который мы, как народ, несем на себе, должен быть концептуально тем же флагом, который нес Айк, основавший Армению. Как понять, какой же флаг был у Айка? Для этого необходимо понять, для чего именно Айк создавал Армению. Армянские историографы, такие, как Мовсес Хоренаци, Ованнес Драсханакертци и другие пишут о том, что Айк пришел в горы Араратские, чтобы восстановить разрушенный жертвенник праотца Ноя и утвердить свободу в человечестве. Армения мыслилась как пространство, объединяющее людей, которые стремятся поклоняться Всевышнему на основе заветов, данных человечеству праотцом Ноем. Именно против этого проявления свободы боролся Бэл (Нимрод), возжелавший создать мировую империю, в которой он намеревался заместить Всевышнего.


Гевонд Алишан и Мартирос Сарян, ярчайшие представители армянского народа, в своих предложениях по поводу флага Армении отталкивались именно от этого концепта. Оба они предлагали основой нового армянского флага сделать радугу – а радуга, как известно, это символ обещания Всевышнего по отношению к человечеству, данный на горах Арарата. Эта история подробно описана в Библии (Бытие, 9:12-16).


Именно радуга и стала основой прототипа нынешнего армянского флага. Изначальные предложения Мартироса Саряна, которые рассматривала комиссия по флагу в 1919 году, выглядели вот таким образом:



К сожалению, комиссия по флагу приняла проект Мартироса Саряна с изменением последовательности цветов, «по соображениям дизайна» – оранжевую и синюю полосы поменяли местами, что, конечно же, извратило изначальный концепт, предложенный армянским гением. Затем, к новому флагу были написаны, на мой взгляд, «притянутые за уши» описания смысла, которых никто в армянском народе толком не помнит и не понимает. Так мы и получили наш нынешний государственный флаг.


Вторая причина, по которой изображение креста на флаге мне кажется излишним, это то, что значительная часть армян не является христианами. Несмотря на то, что граждане Армении, действительно, по большей части, исповедуют христианство, армянский народ состоит не только из христиан: немалое количество армян, проживающих в Турции, либо в других странах Ближнего Востока, являются мусульманами. Разумеется, почти все они – потомки христиан, насильственно обращенных в ислам, но, тем не менее, многие из них в нынешнем поколении практикуют исламскую религию. На мой взгляд, перед армянским обществом стоит важная задача интеграции этих людей в армянский мир, возвращения этих людей в своё исконное армянское самосознание. И несмотря на то, что личность Иисуса Христа воспринимается в исламе позитивно, о символе креста однозначно сказать того же не представляется возможным. Главный символ христианства, который, согласно армянской христианской традиции, воспринимается как символ дерева жизни, в силу исторических обстотельств стал для наших мусульманских соотечественников образом крестовых походов, войн, крови и убийств. Разумеется, у армянских христиан есть задача объяснить соотечественникам-нехристианам правильный смысл креста именно в армянской традиции, но, на мой взгляд, государственная символика Армении, по крайней мере на нынешнем этапе, должна стремиться к объединению армян, а не разделению и отторжению от Армении части нашего народа.


Таким образом, моё предложение по вопросу флага Армении заключается в следующем: необходимо вернуться к изначальному эскизу Мартироса Саряна, вернув правильную последовательность цветов в армянском флаге. Так мы не только исправим искажение, существующее сейчас, но и сохраним логическую преемственность с тем, что было у нас в исползовании до сих пор. Описание флага должно соответствовать замыслу Мартироса Саряна: флаг Армении символизирует радугу, данную праотцу Ною в качестве знака завета Всевышнего с человечеством. Очень важно, на мой взгляд, не разрывать связи с прошлым тотально, но исправлять и улучшать прошлое, основываясь на всём позитивном, что досталось нам в качестве наследия от предыдущих поколений. С точки зрения богословия, в этом я вижу более взвешенный и здравый подход, нежели в разрушении всего, что было прежде и строительстве чего-либо тотально нового. Исправление имеющегося несет в себе больше надежды, нежели эфемерность оторванного от предыдущей реальности будущего.



2. Гимн


К сожалению, лишь немногие из тех принципов, которые использованы в моих предложениях по флагу Армении, возможно применить и к армянскому гимну. На мой взгляд, нынешний гимн Армении совершенно не подлежит исправлению – он нуждается в тотальной замене. После многолетних размышлений о том, каким должен быть гимн Армении, я хочу всецело поддержать предложение госпожи Асмик Баграмян и предложить в качестве гимна именно песню "Сардарапат".


Не касаясь эстетических качеств мелодии этой песни, постараюсь кратко обозначить богословские причины моей поддержки этому гимну:


Песня "Сардарапат", в музыкальном плане, основана на армянской музыкальной традиции. Сама же армянская музыкальная традиция, разумеется, основана на армянском восприятии мира и его смысла. Мелодика "Сардарапата" отражает "высший", наилучший лад армянской души – но, вместе с тем, она не сугубо-церковная, не отрешенно-молитвенная, а активная, воздействующая на всё окружающее, проводящая небесные смыслы в реальном мире. Эта мелодия воспринимается одинаково близко к сердцу как восточными армянами, так и западными; с этой песней, по разным причинам, могут ассоциировать себя как армяне, так и езиды и ассирийцы, проживающие в Армении.


Текст песни "Сардарапат" говорит о самопожертвовании, как о ценности – и это, безусловно, отражает армянское религиозное мировоззрение, но в "Сардарапате" самопожертвование совершенно не такое, каким оно представлено в нынешнем гимне. Самопожертвование, отраженное в "Сардарапате" – побеждающее, восстающее, освобождающее, вселяющее надежду, дающее силу и уверенность в будущем. Это невозможно сравнивать с безысходностью и горестным оплакиванием себя, превозносимых в нынешнем гимне.


В тексте песни "Сардарапат" отражены связь поколений в армянском народе, в ней содержится воззвание к освященной временем армянской истории, в ней заложена идея вечности армянского народа и превозможение смерти, как основа нашего существования.


Кроме того, необходимо подчеркнуть, что сама Сардарапатская битва является одной из важнейших основ существования армянской государственности. Обращение к центральному событию создания нынешней государственности, на мой взгляд, безусловно, достойное явление в гимне страны.


Таким образом, я выражаю полную поддержку госпоже Асмик Баграмян и её предложению по вопросу гимна страны.




3. Герб


В отношении герба Армении, как и в случае с флагом, я не считаю, что нынешний герб нуждается в тотальном отвержении. Скорее, нынешнему гербу требуется исправление и доработка – и, в этом контексте, проект Карена Агамяна (можно видеть в ролике выше) мне представляется очень продуманным и наиболее серьёзным из всего, с чем мне приходилось сталкиваться до сих пор.


В проекте Карена Агамяна каждый символ, присутствующий на гербе, имеет более позитивную смысловую нагрузку, нежели то, что отражено в ныне действующем гербе. Однако, мне бы хотелось более подробно коснуться девиза, который Карен Агамян добавил в свой проект.


На мой взгляд, девиз "ԱԶԳ, ՄԻԱՍՆՈՒԹՅՈՒՆ, ՊԵՏՈՒԹՅՈՒՆ" неудачный, по целому ряду причин:


Во-первых, в мире приняты разные виды девизов, как статичные, так и динамичные. Вариант "народ, единство, государство" – это статичный девиз, который не отражает динамики жизни, а выражает лишь номинальную ценность тех или иных понятий. "Народ, единство, государство" – и что? Что этот текст делает, какие смыслы он рождает? Этот текст декларативный, сухой, даже мертвый, а личность, живой человек, живое общество себя с таким текстом соотносить никак не могут. Этот текст больше похож на надгробную эпитафию, нежели на отражение чего-либо живого. "Здесь похоронены ԱԶԳ, ՄԻԱՍՆՈՒԹՅՈՒՆ и ՊԵՏՈՒԹՅՈՒՆ" – лишь в таком варианте больше никаких пояснений к этим словам не требуется, всё предельно ясно. Исследователи геральдики знают о различных типах девизов и их применении в разных странах, а специалисты по психологии могут пояснить влияние "статичных" и "динамичных" утвержений на восприятие их человеком.


Далее, я считаю, что выносить понятия "единство" и "государство" в первоосновы государственного строительства крайне контрпродуктивно. Нация, особенно в варианте ԱԶԳ – это совершенно другой вопрос. Государство обязано культивировать народ и служить ему, а не укреплять само себя за счет порабощения народа. Мы не можем создавать государство ради того, чтобы потом стать его рабами. Напротив, государство – это механизм, посредством которого мы стремимся защитить нашу свободу от любой внешней и внутренней угрозы.


Единство, как концепт – понятие, безусловно, важное и ценное. Однако, единство – вещь второстепенная, техническая, нечто, что должно служить более высокой цели. Единство не является целью само по себе – оно служит лишь механизмом для достижения общенациональных целей. Кроме того, в "статичном" варианте, понятие "единство" легко может остаться просто безжизненным и обезличенным упоминанием.


С моей точки зрения, наиболее подходящим вариантом девиза Армении мог бы стать динамичный, живой слоган – "ԱԶԱՏ ԱԶԳ ԱԶԱՏ ԼԵՌՆԵՐՈՒՄ".


"Свободный народ в свободных горах", прежде всего, ЕСТЬ. Он может жить, может процветать, может защищаться, может развиваться – но для того, чтобы ему и его горам оставаться свободными, он должен быть привержен ценностям, которые обеспечат эту свободу. Подобный девиз призывает человека соответствовать высокому идеалу свободы. Вместе с тем, этот девиз призывает и государство быть защитником свободы, а не ее узурпатором.


Двойное утвержение слова "свобода" подчеркивает и усиливает свободу, как главную богословскую и философскую ценность армянского человека. Более того, этот девиз говорит о том, что, в идеале, армянское присутствие, армянская власть и свобода – это понятия тождественные, ведь там, где существует армянская власть, не может быть тирании и деспотии. Идея девиза "Свободный народ в свободных горах" коренится в той же основополагающей истории Айка и Бэла, когда Армения была создана ради утверждения свободы в порабощенном мире.

Подчеркивание гор в качестве ареала нашего проживания – это отсылка к тому, что армянский народ не является империалистическим, а взоры его устремлены лишь на ту территорию, которая является его исконной Родиной. Иной Родины, кроме Армянского нагорья, у армянского народа нет, как и нет иных свободных гор, кроме тех, где свобода утвержена армянским законодательством и правом.


За исключением девиза, в остальных аспектах я поддерживаю изменения в гербе Армении, предложенные Кареном Агамяном. Меня радует возникшая в нашем обществе дискуссия на эту тему, и хочу выразить особенную благодарность ТВ9 за усилия, направленные на улучшение государственной символики Армении.